Футбол

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

23
BET-BRO.RU

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

Гус Хиддинк вошёл в наш футбол в красных штанах. И вот таким же – ярким – стало его время в сборной России. С ним могло быть хорошо или плохо, но точно не было скучно. И неслучайно, конечно, самую высокую турнирную вершину российского периода своей футбольной истории мы взяли именно под его началом.

Он сходу стал ломать устои, которые нам казались незыблемыми. И каждый его шаг, если задуматься, имел один и тот же посыл – избавить от зажатости, от робости, поднять самооценку. И неважно, шла речь о переезде сборной с тренировочной базы в дорогой отель или же об изжитии в игре традиционного в нашем понимании опорника.

Кажется, это было его первое кадровое решение – отказ от Алексея Смертина. От капитана сборной, от того, кого мы привыкли чтить как эталон боевитости и самоотверженности. Нет, разок голландец его всё-таки выпустил, но уже без повязки, словно лишь для того, чтобы убедиться в несовпадении вкусов. Правда, поначалу капитаном у Хиддинка стал другой мастер подобного типажа – Евгений Алдонин. Но и от такой идеи Гус отказался довольно скоро. После чего на этой позиции у него закрепился Игорь Семшов. Обязанность ломать тренер поручил тому, в ком мы в первую очередь видели умение строить.

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

Хиддинк и Семшов / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

И вот такие замены для нашей сборной стали нормой. Даже в пределах одного матча. Что-то не складывается, не идёт игра – Гус снимает защитника и выпускает атакующего хава. Другой бы тренер подумал, как укрепиться ещё одним защитником, как обеспечить надёжность – мы, по крайней мере, здешней практикой были приучены к такому образу мыслей, – а голландец обострял. Горазд был удивить неожиданной фамилией из неожиданного клуба. Любил выпустить второго большого форварда. Да и вообще своими заменами почти всегда искал новые идеи на чужой половине – не на своей.

Неслучайно, конечно, капитаном у него скоро стал Андрей Аршавин – натура родственная. Аршавин – тот редкий в нашем футболе 21 века экземпляр, кто категорически не готов был считать себя вторым сортом. Кто решительно не принимал слепого преклонения перед импортным просто потому, что оно импортное. Кто никого на футбольном поле не боялся. Не бздел, как, глядя на него, с уважением формулировали люди ещё советской закалки.

Именно такой проводник и нужен был тренеру. Ведь Гус тоже сразу решительно взялся за то, чтобы вытравить въевшееся в наш футбол ощущение второсортности. И пусть некоторым капитанским канонам Аршавин, возможно не отвечал, для Хиддинка важнее было соответствие в главном – в дерзком стремлении доказать свою высокую футбольную пробу. И по-своему символично, что именно Андрей оказался единственным среди партнёров, кто отыграл все 12 матчей отборочного турнира Евро-2008. Из них восемь с повязкой на рукаве.

То был очень непростой турнир. Среди шести соперников не нашлось ни одного, с кем бы мы не мучились. Хиддинку приходилось строить команду на ходу, прямо в официальных матчах, и в таких обстоятельствах даже небольшая преграда вырастала вдруг до масштабов бастиона. С Эстонией дома маялись почти восемьдесят минут, прежде чем наконец забили. У Израиля взяли лишь одно очко из шести возможных. С Македонией, оставшись в меньшинстве после удаления вратаря и пенальти, спаслись только чудом. Даже с Андоррой… впрочем, о ней чуть позже. Что уж говорить о Хорватии с Англией.

Хотя с главными конкурентами очки мы поделили поровну. С хорватами дважды разошлись нулями, в Загребе это было особенно непросто. А с англичанами обменялись домашними победами. После поражения в Лондоне 0:3 мы и дома поначалу уступали (оба матча игрались осенью 2007). И только в финальной четверти нам удалось совершить перелом. Исходным пунктом, к слову, можно считать пас Аршавина, который очевидцы назвали гениальным. Получившего мяч Зырянова сбили, рефери счёл, что это случилось в штрафной, и Павлюченко реализовал пенальти. Через четыре минуты центрфорвард попал ещё раз, уже с игры, но там, кажется, вместе с ним мяч в сетку вносили все «Лужники».

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

Победный гол Павлюченко в ворота Англии / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Та победа оказалась ловушкой. Гус ещё недостаточно изучил природу русского человека, а потому не смог предположить, что команда за два тура до конца сочтёт дело сделанным. Поражение в Тель-Авиве казалось катастрофой, но в последний момент нас спасли хорваты, победившие на «Уэмбли» в совершенно не нужном им с турнирных позиций матче. А мы параллельно страдали в Андорре. Кое-как забили один мячик, мазанули пенальти, а весь второй тайм откровенно изнывали и терпели. Но не вытерпели: Аршавин всё-таки вернул докучливому оппоненту должок, который копился весь матч, и увидел перед собой красную карточку. За шесть минут до финального свистка.

Дисквалифицировали Андрея на два матча, после чего встал вопрос, а стоит ли вообще брать его на финальный турнир, если там наша сборная по обыкновению играет всего три. Хиддинк всё-таки взял – и оказался прав. Столь же безупречным было и его решение о новом капитане. Гус передал повязку Сергею Семаку, которого до того за полтора года в России он даже ни разу не вызывал. Но весной 2008-го Семак вдруг предстал сенсационным лидером сенсационного «Рубина», и Хиддинк незамедлительно отреагировал на эту находку Бердыева.

Именно Семак стал ключевой фигурой в голевой атаке на ворота Греции, которую вполне можно полагать поворотным пунктом на нашем пути на Евро-2008. В стартовом матче мы были разбиты Испанией (1:4), а потому во втором туре нам нужно было кровь из носу побеждать эллинов, действующих чемпионов Европы, чтобы на что-то рассчитывать в дальнейшем. И самоотверженный Семак спас уже почти потерянный было мяч – и тем самым спас почти потерянные было шансы. Гол Зырянова, забитый с передачи капитана уже в пустые ворота, оказался единственным – 1:0.

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

Голевой пас Семака в матче с Грецией / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

А в третьем туре на поле вернулся Аршавин – и тут же оказался в центре внимания. В матче против Швеции (2:0) он был везде – начинал первую голевую атаку (забил Павлюченко), завершал вторую и даже лишал мяча Ибрагимовича в собственной штрафной. За минутку до конца Андрей, правда, запорол выход один на один, но, как стало ясно совсем скоро, это было даже к лучшему: патроны сохранились до четвертьфинала.

Если объективно, наши шансы против Голландии выглядели скромно: на групповой стадии команда Марко Ван Бастена забила больше всех на турнире, девять мячей, притом что среди соперников были Италия (3:0) и Франция (4:1). Но Гус, конечно, знал про земляков чуть больше прочих, а потому никакой ущербности в игре сборной России не проступало. На 56-й минуте Павлюченко открыл счёт (комбинацию расчертили передачи Аршавина и Семака). Но полчаса спустя наш энтузиазм слегка обмяк, когда Ван Нистелрой после стандарта сравнял и перевёл матч в овертайм. По словам Аршавина, ему в тот момент невозможным казалось не только бегать, но и ходить, крайняя степень его утомления была хорошо заметна даже с трибун, однако ожидаемой замены не состоялось. Видимо, Хиддинк решительно не готов был терять в дерзости. И Аршавин его отблагодарил. Два совершенно бесцеремонных по отношению к статусу соперника соло Андрея – причём уже во втором дополнительном тайме – привели к двум мячам в сетке Ван дер Сара. 3:1 – Россия ту ночь провела без сна.

На полуфинал с Испанией наших уже не хватило – в первую очередь эмоционально (0:3). Но даже бронза, которая по регламенту полагалась обоим проигравшим полуфиналистам, стала для футбольной России суперуспехом. О чём говорить, если в стартовой точке мы были последними среди 16-ти участников финального этапа: при жеребьёвке наш рейтинг оказался самым низким. Такого крутого восхождения за тот летний месяц в Австрии и Швейцарии не совершил никто. Из грязи в князи – интересно, успел ли любознательный Хиддинк выучить эту русскую поговорку?

А в конце того года невероятное случилось ещё раз: русская фамилия обнаружилась в итоговом рейтинг-листе голосования за «Золотой мяч». В советские времена это было обычным делом: Яшин, Стрельцов, Войнов, Метревели, Воронин, Численко, Шестернёв, Хурцилава, Рудаков, Блохин, Шенгелия, Дасаев, Протасов, Беланов, Заваров, Кузнецов, Михайличенко – и это далеко не все. А с тех пор, как наш футбол стал российским, лишь однажды, ещё в самом начале, в списках с парой баллов мелькнул Кирьяков. И всё – за полтора десятка лет ни одного русского. А в 2008-м здесь появился Аршавин: 64 балла и 6 итоговое место впечатляли нас, непривыкших, пожалуй, не меньше бронзы.

Сорт Аршавина, или Как мы двинули из грязи в князи

Аршавин против Голландии / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

Что ж, значит, у них с Гусом всё получилось. В 2008-м уже никто в Европе не готов был считать российский футбол вторым сортом. А марка «Аршавин» шла, безусловно, под высшим.

* * *

На австрийских и швейцарских полях в финальном турнире чемпионата Европы 2008 играли вратарь Игорь Акинфеев, защитники Александр Анюков, Юрий Жирков, Сергей Игнашевич, Денис Колодин, Василий Березуцкий, Роман Широков, полузащитники Сергей Семак, Константин Зырянов, Игорь Семшов, Динияр Билялетдинов, Иван Саенко, Дмитрий Торбинский, Владимир Быстров, нападающие Роман Павлюченко, Андрей Аршавин, Дмитрий Сычёв, Роман Адамов; главный тренер Гус Хиддинк.

Полная статистика сборной России в чемпионате Европы 2008 – здесь.

Читайте также:

  • Магия Яшина, или Как мы первыми дошли до золота Европы
  • Одиночество Воронина, или Как мы дрогнули там, где не стоило
  • Фигура Шестернёва, или Как наша карета вдруг превратилась в тыкву
  • Чутьё Колотова, или Как мы стыдились серебра
  • Мудрость Дасаева, или Как мы показали миру футбол следующего века
BET-BRO.RU

Добавить комментарий